Упражнения Formgestaltungschule для дизайнеров и креаторов

...Так говорит природа, снисходя к чувствам,
так говорит она сама с собой и с нами, через тысячи явлений.
Для внимательного она нигде не мертва и не нема.
Иоганн Вольфганг Гете

Когда моему сыну было шесть лет, мы однажды затронули в разговоре одну забавную и на первый взгляд малозначительную тему. Я спросил: "Знаешь ли ты, сколько этажей в нашем доме?" Мальчик не задумываясь ответил: "Четырнадцать". Тогда я задал еще один вопрос: "Сколько детишек в твоей группе в детском саду?" Сын молчал какое-то время, но по его лицу было видно, что он вспоминает своих друзей и подсчитывает. Чтобы дать точный ответ ему потребовалось чуть меньше минуты. Третьим вопросом было: "Сколько ступенек в лестничном пролете?" Этого он конечно не знал и даже не смог вычислить, хотя и выкрутился из сложного положения, ответив: "Много!" Дети, как правило, гораздо наблюдательнее взрослых, но все же и их можно поставить в тупик...

Я рассказал эту историю лишь для того, чтобы проиллюстрировать основную тему, которую хотелось бы затронуть в этой статье: человек может смотреть, и человек может видеть.
Конечно же, все описанное выше было игрой, и можно легко согласиться, что наша наблюдательность должна быть избирательной. Вовсе не обязательно человеку быть ходячим образцом наблюдательности, тем более, что это не слишком часто требуется. Я совсем не призываюк наблюдению и усвоению всяких пустяков, засоряющих наши и без того переполненные головы. Отнюдь. Речь в дальнейшем пойдет исключительно о способности видеть и о развитии этой способности с помощью комплекса несложных и очень увлекательных упражнений, разработанных совместно российскими и немецкими специалистами Formgestaltungschule на основе созданных дизайнером Вольфгангом Циммером и его учениками Петером Белефельдом, Хансом-Георгом Шмитцем и Петером Циммером органическо-пластического метода в формообразовании. А уж как применить эту способность при необходимости, каждый решит самостоятельно.

Для практикующего дизайнера и креатора развитая наблюдательность и способность видения, которую мы также называем интуицией, может оказать неоценимую услугу. К тому же она универсальна (в общечеловеческом смысле) и может успешно применяться в прикладной работе, не вступая в противоречие с постулатами той дизайнерской школы, течения или подхода, которые человек исповедует.

Как и многие другие дарования, интуиция есть у каждого человека и развита в той или иной степени. Но, как и многие другие способности, она может быть развита и усовершенствована. Техника развития этой способности может быть уподоблена атлетическим упражнениям, которые мы используем для тренировки своих мышц и развития силы, ловкости и выносливости. 

Хочу специально отметить, что это не методика ведения практической работы дизайнера, хотя последовательное и систематическое использование упражнений Formgestaltungschule, содержанием которых положена не учебная задача, а конкретная работа, конкретный заказ клиента, также неизменно дают хорошие результаты. На данном этапе для нас пока важнее относиться к ним именно как к упражнениям.

Первое упражнение называется упражнением на описание. Его задача состоит в том, чтобы максимально подробно описать какой-либо отвлеченно взятый предмет или явление, поскольку по сути описание – есть фиксация увиденного. Большой опыт проведения упражнений на описание в рамках учебных курсов по принципам стилизации в дизайне показывает, что эта простейшая процедура, тем не менее, вызывает у людей известные трудности.

Мы все, как и большая часть современного цивилизованного человечества, принадлежим к культуре мышления. И в первую очередь – к западной культуре логического мышления, где основным принципом является построение цепей причин и следствий. Из первого проистекает второе, из второго – третье и т.д... Вы можете легко обратить внимание насколько глубоко проникла эта культура в нашу жизнь. Мы, образно говоря, впитали ее в себя с молоком матери. Многие теперь не в состоянии не только понять, но даже и представить, что возможны другие формы мышления. Посмотрите, например, на то, что любой европейский язык, в отличие от китайского, японского или вымерших языков древности, строится исключительно на логическом принципе: слова состоят из букв, которые сами по себе уже давно ничего не означают. И если мы теперь будем сочетать буквы в разных комбинациях, то мы получим множество различных слов. То есть, слова, или смысловые единицы, в европейских языках – это сочетание букв по определенным правилам. В восточных же языках слова представлены в картинках-иероглифах или определенных образах. Там нет никакой логики, поскольку изначально древняя восточная культура мышления строилась на онтологических принципах. А ведь есть еще и другие мыслительные культуры...

Но вернемся к нашему упражнению. В чем же трудности, о которых я уже упомянул? Как ни парадоксально, но именно в мышлении. Если во времена Древней Греции и Рима Европа только училась логике, то сейчас современное логическое мышление составляет норму нашей жизни. Не нормальным считается человек, не умеющий мыслить. Нормальные же люди мыслят, если можно так сказать, автоматически. Это и мешает выполнить упражнение на описание. Мышление включается в процесс слишком рано и сразу побуждает нас высказывать суждение, которое является результатом мгновенной мыслительной работы, а не результатом процесса наблюдения. Вместо того, чтобы собирать факты от реально увиденного и существующего, мы делаем предположение, опираясь на первый же, полученный нами факт, и дальше строим большие цепи умозаключений, которые как правило не совсем верны. Но наша задача – не предполагать, а всего-навсего увидеть и зафиксировать увиденное в описании! Здесь даже правильное по сути суждение, но высказанное поспешно как результат работы логики – неприемлемо. И еще одна трудность состоит в том, что мы обычно хорошо знаем то, что описываем. И, естественно, производим описание как бы задним числом, подстраивая его под свое знание.

Однажды в небольшой компании я показал свое водительское удостоверение и попросил присутствовавших описать его. Одна дама, заинтересовавшись этой игрой, быстро выпалила, что это удостоверение, выданное... и т.д. и т.п. Когда я спросил ее, как она догадалась об этом, дама удивленно посмотрела на меня и сказала: "Там ведь все написано". ...Нет, задача упражнения в развитии совершенно других способностей. Представьте себе, что вы не умеете читать, или не знаете русского языка. Тогда вам станет проще описывать водительское удостоверение. Тогда вы скорее заметите, что это плоский, блестящий прямоугольный предмет, очень легкий, гнущийся, определенных цветов, с маленьким изображением лица человека и какими-то знаками... Если вы не умеете читать и прежде никогда не сталкивались с описываемым предметом, то вы начнете смотреть, нюхать, слушать, гладить, наконец кусать, словом, делать все, что непосредственно связано с вашими органами чувств и тем, как они реагируют на интересующий нас предмет. Именно таким путем можно реально увидеть и понять нечто гораздо большее, нащупать, в прямом смысле этого слова, нечто сущностное. Обычное водительское удостоверение теперь встает перед вами как факт жизни, который вы тихо и внимательно изучаете, и он начинает раскрывать вам свои тайны. Таким должен быть первый результат этого простейшего упражнения на описание!

Я отнюдь не призываю к невежественному отказу от мышления и знаний, накопленных человечеством. Тем более, что полностью отказаться от них невозможно. Когда я говорю, что передо мною плоский прямоугольный предмет, или когда я говорю, что он легкий – я все равно непроизвольно пользуюсь определенными знаниями. Утрирование потребовалось мне, чтобы лучше отобразить проблему. Представьте себе еще одну ситуацию, гораздо более близкую к реальности. Что вы станете делать, если на самом деле столкнетесь с предметом, которого вы действительно никогда не видели? Если у вас возникнет интерес к нему, вы без всяких упражнений легко справитесь с его описанием самым естественным образом. Все очень просто. Теперь с такой же простотой попробуем вернуться к описанию знакомых предметов или явлений, поскольку именно с ними, с повседневными, нам приходится работать. И именно в них нам нужно увидеть нечто важное, что потом, преломленное нашей творческой мыслью, должно говорить людям: здесь лежит природная правда. И тогда потребители вашей дизайнерской работы будут чувствовать и понимать, что то, что они получают – верно и близко и понятно им, а значит – правильно, хорошо и надежно. И здесь нет никаких манипуляций людьми. Правда – она и есть правда. В дальнейшем я еще покажу насколько это действенно для профессионалов в области стилизации и для людей вообще любознательных и интересующихся жизнью.

Практика показывает, что многие люди, только начинающие упражняться, после пяти-семи замечаний по поводу описываемого предмета попадают в тупик. Они не сразу находят, что еще можно сказать. Если вы попытаетесь выполнить упражнение и столкнетесь с такой трудностью – не отчаивайтесь. Рано или поздно любой человек доходит до такого рубежа, когда ему больше нечего сказать. И ему кажется , что он больше ничего не видит. Чем раньше это происходит, тем, значит, честнее перед самим собой он выполнял упражнение, тем меньше размышлял, но, наоборот, пытался просто увидеть. Это вполне естественно. Тайны легко не раскрываются. Продолжайте упорствовать, ищите! Пытайтесь сильнее сконцентрироваться на предмете и поставленной задаче и вы дойдете до самой сущности предмета или явления, которое подвергается вашему исследованию. В конце концов в момент наивысшей исступленности обязательно возникает такое состояние, которое психологи характеризуют как "ага-эффект". Неожиданно упражняющийся как бы схватывает нечто важное: "Ага! – говорит он, – Я понял!" Это и есть момент пробуждения интуиции. Не удивляйтесь, что разные люди могут докопаться до различных сущностей. Человек понимает то, что ему доступно в данный момент. Здесь все зависит исключительно от различных душевных вибраций разных людей, созвучных тем или другим сторонам наблюдаемого чистого факта. Одни исследователи поставят акцент на форму, другие на цвет, третьи на запах... В результате получатся совершенно неодинаковые образы одного и того же. И каждый из них будет в равной степени правильным и точным. В этом, и только в этом, заключается ошеломляющее разнообразие и многогранность природной правды. В другой ситуации, при других обстоятельствах, они наверное поняли бы что-то другое. Да это, вобщем-то, не имеет большого значения. Значение имеет тренировка, чтобы человек мог выработать в себе умение достигать состояния интуитивного понимания! 

Приведу один пример. Студентке одной из московских школ дизайна в рекламе Марине Ивановой в качестве объекта для выполнения упражнения на описание досталось сложное явление – конденсат. Кроме того, ей необходимо было не только описать конденсат, но и попытаться в конце упражнения сделать стилистический набросок, такой, что при взгляде на него каждому должно было стать ясно, с чем он имеет дело. Иными словами ей необходимо было стилизовать конденсат по его сущности. Марина неплохо и достаточно пунктуально справилась с задачей описания. Ее стилистический набросок


был без сомнения очень интересен и индивидуален, но в нем все-таки содержалось большое количество культурных наслоений, отраженных почерком школы Московского архитектурного института, где она училась раньше, нежели сущности конденсата, его, если можно так сказать, конденсатности. Марина обратила внимание на то, что конденсат – это капельки жидкости на некой плоскости и остановилась в своем исследовании, связав конденсат с представлениями о сырости и дискомфорте, что, кстати более отчетливо выразилось в ее следующих учебных набросках.

Забегая немного вперед, скажу, что выполнение последующих упражнений немного скорректировало первое впечатление от конденсата. В частности Марина обратила внимание на то, что конденсат по температуре значительно холоднее окружающей среды, он возникает на границе тепла и холода. Тут сразу же вспомнились и поэтические капельки росы на листьях ранним утром и уже несколько более прозаические, но не лишенные своей подчеркнутой эффектности запотевшие бутылки холодного шампанского на столе, и слегка комичные, ставшие мгновенно матовыми, очки человека, вошедшего с мороза в теплое помещение. И тогда у Марины Ивановой появился конденсат "салонно-жеманный", как она его сама назвала.


Согласитесь, что у этого наброска уже гораздо больше перспектив. Хотя понятно, что и это далеко не предел. Здесь по-видимому вообще нет пределов, как нет пределов у мудрости природы. А ведь именно у природы мы стараемся учиться, когда выполняем упражнения Formgestaltungschule. Достаточно вспомнить великого немецкого ученого Иоганна Кеплера и его трактат "О шестилучевых снежинках", где он исследует природу конденсата, чтобы понять до каких глубин проникновения в живой опыт может добраться развитая способность к чуткому вниманию и видению.

В чем заключается конденсатность конденсата, столовость стола, книжность книги?.. Теперь становится ясно, что это далеко не праздные вопросы, особенно для дизайнеров-стилистов. Кто понял, в чем сущность предмета или явления, тому легче оригинально и естественно стилизовать его в какое-нибудь простое и понятное графическое решение. При этом, конечно, надо помнить, что нет абсолютно правильного графического решения. А если оно и есть, то очевидно, что оно недостижимо.

В качестве примера хочу привести две работы по стилизации часов, выполненные студентками Мариной Дзидзигури и Соней Головиной. Набросок Марины называется "Механические часы",

набросок Сони – "Настенные часы".

Обе эти работы, на мой взгляд, интересны и достойны внимания. При обоюдно высоком качестве стилизации, они очевидно отличаются друг от друга. Оставлю, однако, их без комментариев, напомнив лишь, что природная правда, подмеченная как сущность предмета, многогранна.

Теперь, пожалуйста, отнеситесь построже к своим собственным способностям. Не пытайтесь сразу стилизовать часы или, скажем, стол, или еще что-либо – попробуйте сперва описать интересующий вас предмет. Правильно выполненное упражнение покажет вам, что сущностные характеристики уже сами по себе содержат в свернутом виде основные принципы стилизации. В сущности эти характеристики и есть природный стиль. Всмотритесь в него и попытайтесь понять. Дальнейшее – дело вдохновения и техники...

В принципе, материала, который дает первое упражнение, уже достаточно для стилизации, но поскольку мы говорим о развитии способностей видения и интуиции, то нам необходимо сделать еще несколько шагов.

Приступаю, поэтому, к изложению второго упражнения. Это упражнение на сравнение. Для его выполнения нам необходимо иметь два уже описанных предмета или явления. Попробуем теперь сравнить их между собой.

Здесь упражняющегося также подстерегают некоторые сложности, связанные с логической культурой мышления. Древние греки, как это уже точно установлено, только учились мыслить в современном понимании этого слова. Для них то, что нам кажется очевидным, по всей видимости, было лишь тренировкой ума в философской школе. Логика Аристотеля подвергалась сомнениям и даже насмешкам. В Средние века авторитет Аристотеля был уже настолько велик, что в просвещенных кругах Европы его даже называли Сам – Сам учил, Сам говорил и т.п... Сейчас же далеко не все знают, чему учил Аристотель и о чем он говорил. Но зато его формально-логические построения для современных людей стали столь "естественными", что уже почти никогда не подвергаются сомнениям. Поэтому, выполняя упражнение на сравнение, каждый невольно начинает сравнивать в критическом духе. Критика – первое дитя современного оестествленного логического мышления. Это проявляется в том, что упражняющийся относительно быстро находит различия между предметами или явлениями, которые он сравнивает, и с гораздо большим трудом – сходства. Для нас одинаково важны обе способности: находить различия и находить сходства, поскольку понимание различий ведет к пониманию функций, а понимание сходств – к пониманию генезиса. Но, если различия мы находим достаточно легко и непринужденно, то над поиском сходств приходится попотеть, особенно если мы ищем сходства у весьма различных и неродственных сущностей.
Итак, выполняющий упражнение на сравнение, начинает оперировать такими понятиями как различие и сходство, а кроме того, по мере осознания насколько близки по отношению друг к другу сравниваемые предметы или явления, – понятиями о видовых (качественно близких) и родовых (качественно далеких, не имеющих на первый взгляд между собой ничего общего) различиях и сходствах. Таким образом упражнение на сравнение можно подразделить на несколько самостоятельных частей:
  • поиск видовых различий,
  • поиск видовых сходств,
  • поиск родовых различий,
  • поиск родовых сходств,
из которых наибольшие трудности представляют поиски видовых и, тем более, родовых сходств.

Что дает нам методичное выполнение упражнения на сравнение? Мы постепенно научаемся видеть предметы и явления как бы по-новому, в связке, в каком-либо отношении к среде или ситуации. Если выполнение первого упражнения развивало в нас способности к улавливанию сущностных характеристик и продвигало к ответам на вопрос: ЧТО?, то выполнение упражнения на сравнение развивает способности к выявлению качественных характеристик, то есть учит нас отвечать на вопрос: КАКОЕ?

Нетрудно увидеть насколько важно такое умение для дизайнера, решающего стилистические задачи. Например, ему поручено создание плаката, рекламирующего фотоаппараты марки Х. Самый простой подход – эффектно изобразить сам фотоаппарат, может быть поместить парочку фотографий якобы на нем сделанных, и пустить рекламный текст о достоинствах этой модели или какой-нибудь броский слоган типа: "Весь мир в кармане" или "Не напрягайте память". Не спорю, такой подход нередко оказывается очень действенным. Но у него есть ряд недостатков. В частности в нем мало новизны. Все плакаты такие. Выполнение наших упражнений поможет дизайнеру быстрее найти нечто ошеломляющее и легко узнаваемое в фотоаппарате, что станет центральным стержнем плаката, его изюминкой. Притом подсознательный эффект от просмотра такой рекламы в подавляющем большинстве случаев будет таков: "О, я знал и думал об этом раньше" или "Я всегда об этом догадывался". Для рекламы такая реакция респондента – уже половина ее эффективности. А происходит это лишь потому, что респондент узнает в проявленных дизайнером формах то очевидное, но не видимое с первого взгляда, что было до сих пор скрыто, но подсознательно им угадывалось. Иными словами, в такой рекламе есть нечто, что кажется респонденту действительно истинным. Уверяю вас – такая реклама не скоро забудется.

Приведу еще примеры, на сей раз из реальной дизайнерской практики.

Выполняя работы по созданию фирменной символики по заказу финансовой корпорации АктивФинанас, наша дизайнерская группа решала непростую стилистическую задачу по поиску образа по заданным клиентом характеристикам. То есть по сути дела перед нами стояла проблема обратная упражнению на сравнение, где известному образу нужно найти присущие только ему характеристики. Само название корпорации-заказчика подразумевало известное движение – подчиненное строгому порядку движение финансов. При этом необходимо было отразить эффективность, силу, мощь, красоту и виртуозно безопасную для инвесторов работу с риском. По завершении стилистических поисков предпочтение было отдано идее Ирины Василевской, которая была доработана мной до графического решения.


Насколько представленный символ соответствует перечисленным характеристикам можно судить по отзывам генералитета фирмы-заказчика, независимых экспертов, профессионалов в области рекламы, а также по результатам экспресс-опроса. Приведу лишь несколько субъективных высказываний, отражающих реальное отношение "посторонних" лиц к созданному дизайнером образу. Наиболее типичные из них: 
  • звездная россыпь
  • рождение звезды
  • мощный космический взрыв
  • рассыпавшиеся монеты
  • звезды, собирающиеся в пучек, концентрирующиеся
  • разлетающиеся звезды
  • золотая пыль
  • водоворот
  • пчелиный рой
Здесь мне хотелось бы отметить несколько моментов. Во-первых, не смотря на что-то общее и близкое во всех высказываниях, они все-таки различны и по принципу и по эмоциональной окраске. Следовательно, символ способен рождать ассоциации, а это – одна из самых важных черт фирменной символики. Во-вторых, во всех высказываниях прямо или косвенно звучат характеристики, поставленные клиентом как важные и необходимые для стилизации. В-третьих, в образе лежит нечто такое, что заставляет практически любого человека посмотреть на знак чуть более пристально, задержаться на нем взглядом и немного подумать.

Все это происходит потому, что в основу автор положил сильную характеристику любого величественного, мощного и немного рискованного движения – загадку, почти магически притягательный парадокс, который кстати, очень выпукло отражен в двух приведенных выше высказываниях:
  • разлетающиеся звезды (рассыпавшиеся монеты)
  • концентрирующиеся звезды (водоворот)
Этот парадокс и стал основным зерном стилизации. Действительно, символу найдено такое графическое решение, что невозможно определенно сказать звезды (монеты) собираются или разлетаются. Посмотрите внимательно на знак еще раз и вы поймете как это сделано. Если углядеть в знаке взрыв и разлетание звезд, то по форме основной массы точек, собранных в центральной сфере и локальному прорыву слева становится ясно, что взрыв носит кумулятивный характер. Тогда не ясно почему разрежающиеся точки вверху и внизу композиции стараются концентрически обтечь центральную сферу вместо того, чтобы стремительно разлетаться слегка веерообразно влево? Этот графический прием, нарушающий гармонию кумулятивного взрыва, заставляет усомниться, а взрыв ли это? Европейская же подсознательная устремленность к прочтению символа слева направо и намек на концентричность, а возможно даже и спираль, заставляет одновременно думать о том, что звезды на самом деле собираются в большой пучек или роятся, как пчелы.

В 1997 году по заказу Германа Стерлигова выполнялась работа по созданию плаката, протестующего против абортов. Необходимо было найти образ, который бы внушал ужас и отвращение и никого не оставлял равнодушным. Такой образ был найден.

1

Любой человек, глядящий на этот плакат понимает, что это не просто разорванная фотография младенца, поскольку тогда края были бы рваными и в этом прочитывалась бы некая естественность. Напротив, аккуратно разрезанное ножницами изображение с ровными краями свидетельствует об искусственном вмешательстве с помощью каких-то острых инструментов. Подсознательное улавливание респондентом этой характеристики ровного края, оказывает сильное воздействие на психику. По эмоциональному заряду, скрытому в этой работе, можно отнести приведенный выше пример к одному из самых удачных случаев применения принципов Formgestaltungschule в практической работе дизайнера. Хотелось бы специально оговориться, что в настоящей статье мне бы не хотелось отражать своего отношения к содержанию плаката, равно как и к содержанию других работ, приводимых в качестве примеров. Мы занимаемся человеческими способностями к восприятию и интуиции. А также пытаемся понять, как применять результаты упражнений Formgestaltungschule в прикладной деятельности. Поэтому, оставляя социальные проблемы в стороне, приведу еще один пример, содержание которого диаметрально противоположно.

В том же 1997 году, работая по заказу небольшого рыбоперерабатывающего завода "Дымок", нашей группой был создан образ для проведения рекламных акций по стимулированию продаж копченой скумбрии. Поскольку завод поставлял на рынок экологически чистый продукт, то копченая рыба, изготовленная по традиционным камчатским методикам, не содержала вкусовых добавок и коптилась на натуральном дыму в коптильных камерах. Эти характеристики экологичности и натуральности руководство фирмы-заказчика ставило основной задачей в момент формулирования заказа. Когда была определена социальная группа, основной потребитель недорогой копченой рыбы и изучена ее мотивация, то стало очевидно, что характеристика, отмеченная заказчиком не имеет для потенциальных покупателей принципиального значения. Для стимулирования продаж нужно было искать образ, основанный на других характеристиках.

1

В результате появился натюрморт, который вызывает у респондентов приблизительно следующие мысли: "Эх! Вот жизнь-то была! Что-то я давненько рыбки не едал!" Та душевность, которой были наполнены кухонные незатейливые посиделки несет в себе большой эмоциональный потенциал. Перенесенная в рекламный плакат, она пробуждает в человеке удивительнейшую особенность вспоминать о прошлом только как о чем-то хорошем. Вызванные таким образом глубинные чувства, приводят к увеличению доверия в данном случае между производителем копченой рыбы и ее потребителем. А в нашем портфолио появилась еще одна работа, которой можно смело гордиться, поскольку эффективность найденного нами рекламного образа превысила даже самые оптимистические ожидания.
Возвращаясь непосредственно к теме статьи, я хотел бы отметить, что качественные характеристики, которые мы находим с помощью упражнений на сравнение, могут носить носить естественный и искусственный, то есть деятельностный оттенки. Предположим, что нечто может быть красного цвета, но оно же может быть и окрашено в красный цвет. В практике можно применять интересный прием подмены одного оттенка другим, то есть придания естеству некоторой искусственности или наоборот оестествления деятельности. Это часто приводит к интересным эффектам. Но для того, чтобы успешно применять этот прием, равно как и массу других приемов, подсказанных природой вещей, нам необходимо сделать еще один шаг в области развития способностей интуиции. Этому шагу посвящен комплекс упражнений, а именно упражнений на превращения или метаморфозы.

Прежде, чем рассказывать о новых упражнениях, мне снова потребуется сделать несколько предварительных замечаний. Как я уже говорил выше, упражнения на описание помогают человеку развить и усовершенствовать способности, позволяющие ему максимально беспристрастно и точно рассмотреть предмет или явление и увидеть их такими, каковы они есть на самом деле. Иными словами они помогают ответить на вопрос ЧТО? мы видим, слышим или ощущаем. Упражнения на сравнение позволяют внимательнее прислушаться к характеристикам предметов или явлений, то есть ответить на вопрос КАКИМ? является то, ЧТО мы уже увидели. В принципе уже при описании, скажем, ранее упомянутого водительского удостоверения, мы пользуемся абстрактными сравнительными характеристиками. Например, нетрудно заметить, что поверхность этого предмета отражает свет и в определенном ракурсе в нем довольно отчетливо видны отражения других предметов, как впрочем они видны и на поверхности лужи или хорошо начищенного самовара. То, что окружающие предметы отражаются в водительском удостоверении – факт. Его нужно усвоить и зафиксировать в своем описании. Точно также свойство отражения – присущая описываемому предмету характеристика. Но лишь в сравнении с другим предметом, например, зеркалом, мы можем точно сказать, что для водительского удостоверения эта характеристика по-видимому второстепенна и малозначительна. Сделанное открытие, однако, не исключает возможности использования этой характеристики в дизайне, особенно в работах для рекламы. Пожалуй, что способность отражения водительского удостоверения, поставленная основным стилеобразующим стержнем в рекламном ролике или плакате фирмы, осуществляющей ламинацию, или торгующей ламинаторами, принесет свой положительный эффект. Итак, упражнения на сравнение помогают более точно и утонченно разобраться в характеристиках предметов или явлений, ответить на вопрос КАКОЙ? или КАКОЕ?

Но есть еще один вопрос, который также нуждается в ответе. Это вопрос КАК? или КАКИМ ОБРАЗОМ? Как получилось, что некий предмет обладает известными характеристиками? Или почему эти характеристики присущи предмету? Что происходит внутри, еще глубже, чем видно на поверхности? Каков механизм? Понятно, что это очень сложные вопросы. Но и их можно разрешить, прикладывая определенные старания. Комплекс упражнений на метаморфозы активизирует в человеке способность увидеть и понять тонкую ткань внутренних движений и связей. Когда мы говорили об упражнениях на сравнение, я упоминал о том, что различия носят функциональный характер, а сходства – генетический. В упражнениях на метаморфозы эта мысль становится принципиальной, поскольку мы выделяем два типа метаморфоз. Превращение возможно в деятельностном режиме (искусственный подход), когда функции одного предмета или явления в рамках человеческой деятельности делегируются другим предметам или явлениям или присваиваются ими. Вторым типом метаморфоз являются метаморфозы происхождения или генезиса (естественный подход), когда один предмет или явление эволюционируют в другой предмет или явление.

Вот перед нами два предмета: стол и стул. Будем считать, что мы уже описали их и сравнили. Задача следующего упражнения понять как и при каких обстоятельствах, или в результате каких действий и процессов из одного предмета может получиться другой. Из стола стул, или наоборот. Хочу сразу оговориться, что при выполнении упражнения на метаморфозу или превращение важно уделять внимание реально возможному движению, а не перетеканию, какое может быть подсказано воображением и какое часто используется в мультипликации и компьютерной графике. Опыт проведения упражнений подсказывает, что это самая сложная задача из всех уже описанных выше. Надеюсь, что трудности, подстерегающие нас при выполнении упражнений на метаморфозы, будут преодолены с помощью правильно и предельно честно, без поблажек, выполненных предыдущих упражнений.

Основная трудность состоит в том, что метаморфозы носят как правило нематериальный характер и поэтому их, естественно, невозможно увидеть. Так устроен наш организм. Так устроена наша культура. Мы видим причудливые узоры из металлических опилок, которые образуются под воздействием магнита. По этим узорам мы судим о наличии магнитных полей. Сами же поля мы увидеть не в состоянии. Не видеть нематериальное – не беда. Плохо, если его не замечать.

Приведу несколько примеров поиска метаморфоз стула в стол.
"Надо отпилить у стула спинку и он станет похож на стол".

Вот блестящий пример материального взгляда на метаморфозу. Очевидно, что таким механистическим способом трудно превратить стул в стол. Так он скорее превратится в табурет.

"Нужно сесть на пол перед стулом и облокотиться на него. Это будет почти как за столом".

Говоря откровенно – это тоже довольно слабая метаморфоза. Но уже видно, как сильно второй тезис отличается от первого! Согласитесь, что от него уже не так веет материальным превращением!

"Надо использовать стул, как стол. Например, поставить на него тарелку с супом, сесть на пол и съесть суп".

Это еще ближе к искомому. Хороший пример метаморфозы деятельности. Таким образом в стол можно превратить все, что угодно: пень в лесу, посылочный ящик, портфель, лежащий на коленях. Важно, что все эти различные предметы могут быть функционально включены в человеческую деятельность вместо стола или как стол. Звучит вполне понятно и убедительно.
Все три примера взяты из конкретного учебного курса и более того были высказаны одним и тем же человеком по мере того, как он двигался и совершенствовался в выполнении упражнений.

Основу метаморфозы составляет движение, которое надо мыслить и стремиться увидеть нематериальным. Теперь мы можем ввести несложную формулу:

Объект 1 (Явление 1) ---> Метаморфоза (Движение) ---> Объект 2 (Явление 2),

в которой любая составляющая может стать предметом и целью упражнения, как в уравнении с одним неизвестным. В рассмотренном мной случае в качестве неизвестного выступала средняя часть формулы:
Стул ---> Х ---> Стол

Это наиболее простой случай. Упражнения, в которых известен процесс метаморфозы, но неизвестны объекты – сложнее, но их выполнение имеет большое значение.

В августе-сентябре 1993 года наша дизайнерская группа выполняла работу по заказу торгово-финансовой корпорации Оctopus. Нам предстояло разработать фирменную символику корпорации. При этом в переговорах с заказчиком было установлено, что в основу графического символа должен лечь непосредственно образ осьминога, при этом особо выразительно и акцентировано должна была прозвучать устремленность к охвату рынка, но в то же время она не должна отпугивать и вызывать негативных ассоциаций со спрутом, раскинувшим свои кровожадные щупальца.

Говоря языком нашей формулы, неизвестным была средняя часть – собственно метаморфоза:

Осьминог, раскинувший щупальца кровожадно ---> Х ---> Осьминог, раскинувший щупальца добродушно и привлекательно

Приступая к этой задаче, нам пришлось в первую очередь определить все возможные характеристики животного, как привлекательные, так и отталкивающие, чтобы иметь материал для работы с графическим решением, по возможности активизируя положительные качества и притупляя отрицательные.

Такой подход, скажу сразу, дал не очень много. Из привлекательных качеств осьминога нам удалось найти чрезвычайно развитую сообразительность, сильную способность к выживанию, потрясающую остроту зрения. Со всем этим было трудно работать. Пришлось оставить этот подход, как малоперспективный, да и клиент забраковал стилистические наброски, опиравшиеся на вышеуказанные характеристики. Мы вернулись к образу спрута, покрывшего сетью своих щупалец все вокруг, и обнаружили, что нечто зловещее заключается в совокупности четырех элементов. Во-первых, спрут поджидает свою добычу как правило в убежище. Во-вторых, тело его в этот момент расслаблено и напоминает бесформенный слизистый мешок, глаза слегка замутнены. В-третьих, раскинутые щупальца имеют заостренные концы. В-четвертых, чувство отвращения в основном вызывают присоски на щупальцах. Именно эти четыре элемента необходимо было преобразовать, чтобы получить нужную нам метаморфозу генезиса.

В конце концов мы создали символ, зарегистрированный, как знак обслуживания торгово-финансовой корпорации Octopus. Получилось веселое, как бы кляксоподобное существо, парящее в толще воды и вместе с тем, отвечающее непростым требованиям заказчика.


Приведу еще один пример. Студентка Марина Дзидзигури, проходя полный курс упражнений школы Formgestaltung, на каждом этапе выполняла стилистические наброски


Сперва ее задачей было описать тропическую птичку колибри. То, что показано на левом рисунке есть графическое отображение результатов ее описания. Колибри в природе обычно очень подвижное, энергичное существо, очень маленькое, с ярким опереньем. Практически всегда оно находится в движении. Во всем этом образе чувствуется какая-то устремленность и порыв. Второй рисунок, соответствующий характеристикам колибри, выполнен после прохождения комплекса упражнений на сравнение. Характеристики, которые легли в основу этого наброска несложно уловить и почувствовать. Это, в первую очередь, легкость, непринужденность и парение. Последний рисунок из этой серии отвечает метаморфозе грациозного движения колибри в образ парящего листка или тончайшего шелкового платка. Конечно все эти работы, несмотря на утонченность их исполнения, нуждаются в усовершенствовании, особенно если представить себе, что они могут лечь в основу серьезной прикладной разработки. В частности, в среднем рисунке существует некоторый диссонанс между идеей всей композиции и графическим исполнением хвоста колибри, который своей неудачной, слегка как бы одеревеневшей формой нарушает ощущение полной гармонии. Образ колибри, доработанный Владимиром Терениным, выглядит более живым и легким по сравнению со вторым рисунком Марины.


Работа с метаморфозами сложна. Тяжело не только проводить ее, но и рассказывать о ней, поскольку то, что каждый понимает сам на этом уровне, лежит в области очень тонких материй, и порой не хватает обычных слов для понятного и доступного изложения той или иной мысли. Однако, положение, лежащее в основе не только упражнений на метаморфозы, но и всех упражнений нашего комплекса, как я думаю, очень просто. Я уже говорил о нем не раз. Человек должен научиться видеть предметы и явления такими, каковы они в реальности, когда самым простым и естественным образом они встают перед ним. Он должен научится видеть и слышать, что самый факт раскрывает ему как свои тайны, внутренние связи, процессы, законы.
Иоганн Вольфганг Гете, великий мастер такого подхода, выстраивал свои естественно-научные труды как результат наблюдений за фактами живого опыта. Он замечал, а не выводил теоретически путем логических умозаключений, предположений и философских импровизаций, многое из того, что ученые того времени, да и многие современные ученые, просто отказываются видеть или считают необъяснимыми парадоксами, исключениями из построенных ими "правил" жизни.

Может быть поэтому естественно-научные сочинения Гете до сих пор не находят понимания, а сам Гете известен больше как поэт, автор знаменитого "Фауста", нежели как ученый.
Посмотрите на изображение трех листьев. Вы можете определить какому растению принадлежит каждый из них?


Самый распространенный ответ таков:
первый листок принадлежит мелкой нежной лесной травке, которую дети называют заячьей капустой, второй – розе или малине, третий – чертополоху или какой-нибудь жесткой степной траве.

Согласимся ли мы с таким мнением? И да и нет. Показанные на рисунках листья действительно похожи на листья перечисленных растений. Но на самом деле все они принадлежат одному и тому же растению – розе, только на различных стадиях ее роста. Лист маленький, округлый, напоминающий сердечко на длинном тонком черенке – самый первый лист розы, появляющийся, когда молодой побег прорывает земляной покров навстречу солнечному свету и воздуху. Роза – многолетнее растение. Обычно она обильно кустится и стебли у основания деревенеют и покрываются шелушащейся корой. От первых листьев не остается и следа. Их можно увидеть только на первом году роста розы, поэтому они известны далеко не всем. Листок, изображенный на втором рисунке, мы все привыкли видеть, поскольку это листок, которым покрыты все розовые ветви. Он без труда распознается большинством людей. Третий же листок представляет собой наибольшую загадку. Его также видели все, поскольку он, в отличие от первого листка, есть на каждой ветке взрослого куста розы, где раскрывается бутон, хотя далеко не все в состоянии это вспомнить. Это последний лист розы перед цветком.
Обратите еще раз внимание на формы листьев. Листок молодого, еще не окрепшего растения, округлый на длинном нежном черенке. Далее лист приобретает сложную форму, на его краях появляются зазубринки, окончание заострено. Последний лист розы остер, как шило, а у основания, практически лишенного черенка, отчетливо видны разрастающиеся, слегка загибающиеся и отвисающие, как уши слона, отростки. Подобную закономерность можно видеть у многих растений. Особенно у некоторых однолетних травянистых растений с цветами, где на одном стебле можно разглядеть все три типа листьев.

Я не знаю, какие законы внутренней или внешней жизни растения вступают в силу и вызывают такие метаморфозы листа. Ясно только, что молодому побегу присущи округлые, немного примитивные формы. Растению в расцвете сил – сложные и сильно расчлененные. Растению стареющему, приближающемуся к своему природному завершению в виде цветка и далее плода – формы иссушенные и заостренные. Удивительно то, что подобное в метаморфозах форм можно наблюдать и на других примерах, далеких от царства Флоры.

Теперь можно опять взглянуть на знак корпорации Octopus уже в свете последних замечаний. Метаморфоза, которую мы проделали с этим образом была генетической метаморфозой омоложения, лишившей осьминога тех характеристик, которые будят у людей ассоциации, связанные с кровожадностью, коварством и хищничеством.

Упражнения на метаморфозы без сомнения самые трудные из всех перечисленных, но именно они дают человеку возможность с легкостью и основательностью заниматься стилизацией, поскольку они помогают довести дело до такого состояния, когда дизайнер может с полной уверенностью сказать: "Я знаю, что я делаю, и я знаю, как будет работать полученный мной результат".

Таким образом можно теперь говорить о полном комплексе упражнений, развивающем в человеке интуицию, научающем его внимательно изучать природу различных предметов и явлений, видеть их тончайшие связи и внутренние закономерности, раскрываться навстречу фактам жизни и живому опыту, вслушиваться в самое естество и в дальнейшем творчески работать с ним и преобразовывать его, согласуясь с законами природного баланса и гармонии.

Напомню их в сжатом виде.

1. Упражнение на описание
Цель: научится видеть в предметах или явлениях сущностное, реально связанное с их бытийностью.
Задача: точно и полно описать увиденное, без привлечения ассоциаций, интерпретаций и мыслительных операций.
Результат: умение ответить на вопрос ЧТО? я вижу перед собой фактически.

2. Упражнение на сравнение (сравнение видовых и родовых различий и сходств)
Цель: научится видеть в предметах и явлениях существенные, связанные с их бытийностью характеристики.
Задача: сравнить между собой два предмета или явления, увидеть отличительные, а главное – сходные характеристики и качества.
Результат: умение ответить на вопрос КАКИМ? является то, ЧТО я вижу перед собой фактически.

3. Упражнения на метаморфозу (превращение деятельностное и генетическое)
поиск метаморфозы, превращающий один предмет в другой
поиск предмета, получающегося из известного предмета с помощью известной метаморфозы
поиск предмета, из которого получается известный предмет с помощью известной метаморфозы
Цель: научиться видеть в предметах и явлениях внутреннее движение и связи, законы природной гармонии.
Задача: определить неизвестное в одном из трех уравнений
1 ---> Х ---> 2
1 ---> метаморфоза ---> Х
Х ---> метаморфоза ---> 2
Результат: умение ответить на вопрос КАК? осуществляется внутреннее движение в том, ЧТО я вижу перед собой, так, что оно становится ТАКИМ, КАКИМ я его вижу фактически.
Большой опыт проведения всего комплекса упражнений как нашей дизайнерской группой в ходе решения практических задач, так и в учебных аудиториях различных уровней подготовленности показывает, что их применение приносит хорошие результаты и при этом не разрушает творческой индивидуальности дизайнера и весьма деликатно сочетается с его культурными и ценностными корнями.


0 коммент.:

Отправка комментария